меню
меню
Екатерина II
и прививка
от оспы
АНО «Коллективный иммунитет»

Пролог

Эта история о том, как ум, бесстрашие и желание нести в мир добро, объединившись в одном человеке, привели к грандиозному медицинскому прорыву в императорской России. 
Могла ли знать немецкая принцесса София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская, что станет царицей огромной Российской империи и даст старт первой в истории страны большой прививочной кампании? 
Можно по-разному относиться к эпохе самодержавия в целом и правлению Екатерины II в частности, но нельзя отрицать её объективно весомый вклад в борьбу с эпидемией оспы в России.
О том, что предшествовало первой в истории страны официальной процедуре оспопрививания, как она проводилось, и как была развёрнута прививочная кампания, читайте в нашем историческом материале.

Оспа и дом Романовых

Вспышки оспы при Императорском дворе в начале XVIII века были нередкими. Пётр II погибает от оспы в возрасте 14 лет. Зимой 1730 года император сильно замерзает на празднике Богоявления, у него начинается жар, придворный врач Лаврентий Блюментрост диагностирует оспу. В то время уже знали о необходимости карантинных мер, и придворных изолировали. На 4–5-й день наступает улучшение состояния, и Пётр распахивает окна в спальне (на улице зима, напомним), и после вторичного переохлаждения наступает терминальная стадия. Оспа попадает в дыхательные пути, лихорадка, озноб, бред. Через 13 дней после появления первых симптомов молодой император умирает.
Оспой переболел и жених Екатерины II — великий князь Пётр Фёдорович (будущий император Пётр III). Болезнь оставила на лице великого князя страшные следы: «Все черты его лица огрубели, лицо ещё всё было распухшее, и, несомненно, было видно, что он останется с очень заметными следами оспы».
Дочка Петра I, императрица Елизавета Петровна, переболела оспой в 8 лет, но следов на её лице не осталось вовсе. Уже тогда знали, что повторно заболеть оспой невозможно, поэтому Елизавета Петровна постоянно навещала больного племянника Петра Фёдоровича.
В 1767 году Петербург накрыла эпидемия оспы. Болеют и умирают аристократы. Огромное количество пудры, которое наносили на свои лица придворные дамы, в том числе было предназначено для сокрытия следов от оспы. Сама Екатерина II несколько раз контактирует с заболевшими, когда у них ещё нет выраженных симптомов. Императрица пребывает в страхе, опасаясь как минимум получить обезображенное оспинами лицо, как у её законного мужа, а как максимум — помереть.
«Я перепугалась: все дамы, приглашённые с нами на обед к генералу Апраксину, то и дело сновали взад и вперёд из комнаты этого больного ребёнка в покои, где мы были. Но и на этот раз я отделалась только страхом» — так описывала Екатерина Алексеевна (в тот момент ещё не императрица) визит к генералу Апраксину, в то время как его дочь находилась при смерти.

Оспа

Прежде, чем продолжать повествование, поговорим о самом заболевании. Оспа — это первое в истории заболеванием, полностью побеждённое благодаря слаженным действиям человечества. В 1980 году Всемирная организация здравоохранения объявила, что оспа ликвидирована. Хотя её образцы до сих пор хранятся в двух лабораториях. На всякий случай.
Оспа — это невероятно заразная болезнь. Вызывается вирусами натуральной оспы двух видов: Variola major (тяжелое течение) и Variola minor (более легкие симптомы, не такая высокая летальность). Вирусы относятся к семейству Poxviridae (с англ. pox — язва, высыпание на коже). Оспа — это антропоноз, то есть источником заражения может быть только человек, передаётся воздушно-капельным путём, хотя заразиться можно и контактным способом (через прикосновение к поражённой коже или инфицированным предметам).
После попадания вируса внутрь человека начинаются лихорадка, озноб, боли в пояснице и конечностях, рвота, сильная жажда, головокружения, головные боли. Через пару дней появляется сыпь, иногда после этого может наступить облегчение симптомов, но потом сыпь переходит в оспины — характерные пузырьки, постепенно образующие рубцы. Оспины появляются в носу, в дыхательном тракте, на половых органах, в прямой кишке. В общем, крайне малоприятное состояние. Летальность могла доходить до 90 %.
Одним из способов борьбы с оспой была вариоляция — метод намеренного инфицирования человека лёгкой формой натуральной оспы. Историки склонны считать, что вариоляцию начали практиковать во времена Средневековья, упоминания о ней есть в китайских, индийских и турецких источниках.
Это не самый безопасный способ профилактики оспы, но ничего лучше в те времена не придумали. Напомним, что тогда ещё никто не знал ни о вирусах, ни о бактериях, микробная теория инфекционных заболеваний появилась во второй половине XIX века. Действовать приходилось интуитивно.
Смертность от вариоляции держалась на уровне 2 %, всё-таки это в десятки раз меньше смертности от самой оспы. Спустя годы вариоляция сменилась вакцинацией, но это совсем другая история. 

Оспопрививание — это выход

В декабре 1767 года доктор медицины барон Григорий Аш доложил Екатерине об особых успехах Западной Европы в борьбе с оспой. Более того, к тому моменту уже были известны случаи успешного оспопрививания российских подданных — принцесса Гольштейн-Бек привилась в Ревеле (нынешний Таллин), а графиня Чернышёва в Лондоне. «…вернейшим средством для предохранения русского населения от оспенных эпидемий следует признать искусственное заражение этою болезнью».
Среди простого населения оспопрививание вызывало ужас, ходили слухи о том, что у англичан, привитых от оспы, выросли коровьи рога. Да и среди высшей знати отношение к заморским новациям было, мягко говоря, не особо благосклонным. Во Франции, например, где вариоляция была запрещена, в 1774 году оспа прерывает почти 60-летний период правления короля Людовика XV. По словам Екатерины, это варварство: «Стыдно французскому королю в XVIII столетии умереть от оспы». Кстати, следующий король Франции Людовик XVI прививку от оспы сделал.
Нельзя сказать, что к тому моменту в России не было оспопрививания. Скорее всего, в отдельных губерниях практиковались такие способы профилактики инфекционных заболеваний. Видимо, эти методы были занесены с Востока. Но впервые на государственном уровне об оспопрививании заговорили в середине XVIII века. Елизавете Петровне предлагал привиться от оспы греческий врач Дмитрий Монолаки, но та отказалась.

«Как вести оспопрививание, не подавши примера?»

В мае 1768 года Екатерина II вместе с сыном великим князем Павлом Петровичем (будущим императором Павлом I) самоизолируются в Царском селе. Оспа подбиралась всё ближе к императрице, требовались решительные действия. Кто, как не сама императрица, покажет стране, как нужно бороться со страшной болезнью. 
«С детства меня приучали к ужасу перед оспою, в возрасте более зрелом мне стоило больших усилий уменьшить этот ужас, в каждом ничтожном болезненном припадке я уже видела оспу… Я была так поражена гнусностью подобного положения, что считала слабостию не выйти из него. Мне советовали привить оспу сыну. Я отвечала, что было бы позорно не начать с самой себя, и как вести оспопрививание, не подавши примера? Я стала изучать предмет, решившись избрать сторону, наименее опасную — оставаться всю жизнь в действительной опасности с тысячами людей или предпочесть меньшую опасность очень непродолжительную и спасти множество народа? Я думала, что избирая последнее, я избрала самое верное».
Екатерина пишет письмо послу в Англии с просьбой прислать врача, который привьёт её и сына от оспы.
«...побудило меня сделать сим опасениям конец и прививанием Себе оспы, избавить Себя, так и государство от небезопасной неизвестности».

Фома Димсдаль

Английский посол, граф Мусин-Пушкин, занялся поисками компетентного врача. Выбор пал на Томаса Димсдейла. Димсдейл занимался оспопрививанием, к тому моменту него была опубликована книга The present method of inoculating for the small-pox («Существующий метод оспопрививания»). Что характерно, после возвращения из России Димсдейл занялся банковским делом и был избран в парламент. В 1781 году Димсдейл снова вызывается в Россию, чтобы провести оспопрививание внукам Екатерины. Интересно, что к этому моменту придворные врачи уже освоили методику вариоляции, но для особо важных «пациентов» снова был вызван уже знакомый английский врач. К этому времени в России был перевёден труд Димсдейла (под именем Фомы Димсдаля) «Нынешний способ прививать оспу», а приложением к нему были добавлены заметки о состоянии Екатерины II после прививки.
Екатерина осознавала опасность прививания, но будучи особой просвещённой и гуманной, подписала документ, гарантирующий неприкосновенность Димсдейла в случае нанесения вреда ей или её сыну, и даже в случае смерти.

Нитка под кожей

Прежде чем приступить к ответственному заданию, Димсдейл решил потренироваться и сделал несколько прививок кадетам. Часть из них оказались не особо удачными, но к октябрю 1768 года Димсдейл был готов осуществить то, ради чего приехал.
Шестилетний Александр Данилович Марков был выбран в качестве донора. Димсдейл вспоминает: «Мой сын взял его на руки, закутал в свою шубу и снёс в карету. В ней, кроме нас никого не было; нас подвезли к большому подъезду [Зимнего] дворца … Затем мы вошли потайным ходом во дворец, где нас встретил барон Черкасов и провёл к императрице». У Маркова были самые первые симптомы оспы, он идеально подходил.
Димсдейл взял гной из оспины Маркова, смочил им нитку, а потом протянул её под кожей Екатерины — вот и вся прививка. Это произошло 12 октября 1786 года. После прививки Екатерина выехала в Царское Село, где постоянно находилась под наблюдением врачей. Благодаря Димсдейлу у нас есть подробное описание состояния императрицы:

«12-го октября. Произведена была прививка. Но еще дней за восемь до этого императрица была поставлена на особый диетический режим. Ей назначено было немного мясной, удобоваримой пищи, и только за обедом и к вечеру. Ночь после привития императрица провела хорошо, чувствовалась легкая летучая боль простудного свойства, и пульс ускорился. Общее состояние прекрасное. Пища состояла из похлебки, овощей и немного куриного мяса; 
14-го октября. Места привития оспы уже слабо реагировали. Чувствовалась небольшая боль под мышкою, на той руке, где была привита оспа. Пища та же. Вечером – дурнота и лихорадочное состояние; 
15-го октября. Субъективных ощущений в голове нет; в местах прививки воспалительная краснота. Под вечер головная боль, скоро прошедшая. Пища та же; 
16-го октября. Сон ночью прекрасный. Ранки созревали, по временам тяжесть в голове, на настроение духа прекрасное. Ночь – ртутный порошок в количестве пяти гран; 
17-го октября. Ночь проведена прекрасно. Утром прием пол-унции глауберовой соли. К вечеру головная боль, беспокойное состояние, онемение рук и плеч. Ранки созревают, и вокруг них появляются пупырышки; сонливое состояние; 
18-го октября. Сон хороший, утром общее состояние прекрасное, к полудню почувствовала сильный озноб, за которым последовал жар с общими лихорадочными симптомами: тяжесть головы, ускоренный пульс, чувство беспокойства по всему телу; онемение рук, боль подмышками и в спине, аппетит незначительный; 
19-го октября. Ночью сон прерывистый, лихорадочное состояние продолжается вместе с болями. Краснота ранок увеличилась, и пупырышки вокруг них во многих местах слились. Общая тяжесть тела, аппетита нет;
20-го октября. Симптомы значительно ослабли; появился пот. Общая слабость; утром принято пол-унции глауберовой соли; онемелость под мышкою; боль в ногах и спине. Число пупырышек вокруг ранок увеличилось; появились также на кисти руки два; на лице один; 
21-го октября. Ночь проведена беспокойно, но общее настроение прекрасное, число оспин на лице и руках увеличилось. Аппетит возвращается; 
22-го октября. Состояние прекрасное, число оспинок увеличилось; 
23-го октября. Сон прекрасный, боли в горле. Пища та же; 
24-го октября. Спала императрица прекрасно, но боль в горле усилилась; при осмотре подчелюстные железы найдены увеличенными и твердыми; на правой стороне языка маленькая оспинка. Назначено полоскание теплым морсом смородины; 
25-го и 26-го октября. Сон прекрасный, боль в горле прошла, твердость желез едва могла быть констатирована; созревшие оспины стали темнеть; 
27-го октября. Общее состояние хорошее, аппетит есть, настроение духа прекрасное, все оспины потемнели; 
28-го октября. Императрица совершенно здорова, приняла пол-унции глауберовой соли; все следы болезни прошли; 
29-го октября. Императрица считала себя уже вполне здоровою и 
1-го ноября переехала в Петербург, где в тот же вечер принимала поздравления дворянства, по случаю благополучного исхода болезни».

Сама Екатерина пишет в своих воспоминаниях: «И вот менее чем в три недели я, благодарение Богу, покончила с этим делом и навсегда освободилась от всякой боязни этого страшного недуга».
По возвращению императрицы в Петербург были организованы торжественные мероприятия — молебны в церквях, а архиепископ выступил с поздравлением. Екатерина отвечала: «Мой предмет был своим примером спасти от смерти многочисленных моих верноподданных, кои, не знав пользы сего способа, оного страшась, оставались в опасности. Я сим исполнила часть долга звания моего; ибо, по слову евангельскому, добрый пастырь полагает душу свою за овцы».

Первая прививочная кампания

В тот же день, 1 ноября, привили и сына Екатерины — будущего императора Павла I. Болел он дольше, чем его царственная мать, но, в принципе, всё шло по плану.
После этого императрица распоряжается начать прививочную кампанию и сделать инокуляцию всему своему окружению. «Ныне у нас два разговора только: первой о войне, а второй о прививании. Начиная от меня и сына моего, который также выздоравливает, нету знатного дома, в котором не было по нескольку привитых, а многие жалеют, что имели природную оспу и не могут быть по моде. Граф Григорий Григорьевич Орлов, граф Кирилл Григорьевич Разумовской и бесчисленных прочих прошли сквозь руки господина Димсдаля, даже до красавиц... Вот каков пример». Всего привили 140 придворных. В конце 1768 года Димсдейл отправляется в Москву для продолжения кампании: «В начале будущей недели отправится в Москву по желанию моему доктор Димсдаль, который столь удачно прививал оспу мне самой и Великому Князю. Намерение мое в посылке его туда не иное, как только, чтоб прививание оспы, столь нужное и полезное для сбережения рода человеческого от опасных следствий сей смертоносной болезни, когда она естественно приходит, в государстве больше и больше распространить чрез открытие счастливо испытанной методы сего в самой Англии славного доктора… в бытность его в Москве содержать во всем на казенном иждивении, точно как он здесь содержан был».

Побеждённое предрассуждение

Успешное завершение оспопрививания императрицы было отмечено выпуском памятной медали. На лицевой стороне, как водится, изображение самой Екатерины, а на оборотной — храм Эскулапа с поверженным драконом перед ним. На переднем плане императрица, демонстрирующая свою правую руку с рубцами от прививки, чуть позади великий князь Павел. Над композицией надпись «Собою подала пример».
Кроме того, императрица выпустила торжественный манифест, в котором призвала народ не бояться прививок, действие которых испытала на себе. Для продолжения оспопрививания по всей стране были разосланы врачи, овладевшие навыком инокуляции. По такому случаю были отчеканены медали «За прививание оспы» (на оборотной стороне — богиня Гигиея, укрывающая своей мантией столпившихся вокруг детей). К 1780 году число привитых от оспы по всей России превысило 20 тысяч человек.
А ещё «по случаю счастливого выздоровления после привития оспы Ея Императорского Величества и Его Императорского Высочества» был поставлен балет «Побеждённое предрассуждение», где главными героями были Минерва, Рутения (она же Россия), Гений науки, Суеверие и Невежество.
В 1769 году Димсдейлу пожаловали титул барона и герб, ему назначили пенсию и даровали чайно-кофейный сервиз на 19 персон, созданный на Императорском фарфоровом заводе Санкт-Петербурга. Кстати, сейчас этот сервиз находится в коллекции Эрмитажа, несколько лет назад удалось выкупить его у наследников Димсдейла.
Шестилетнего Сашу Маркова (так сказать, донора материала) тоже не забыли. Ему пожаловали дворянство, а фамилию сделали двойной — Марков-Оспенный. На дворянском гербе Маркова-Оспенного было написано: «В золотом поле обнаженная рука с изображением на ней выше локтя зрелою оспиною в природном виде с завороченною около плеча рубашкою проходящая поперек от левыя стороны щита, которая держит перпендикулярно распускающийся красный розовый цветок с зелёным стеблем и листьями». Кстати, мальчику, которого в 1801-м году привили по методике Дженнера, даровали фамилию Вакцинов.

Эпилог

Обе фамилии (Оспенный и Вакцинов) до наших дней не дошли, чего нельзя сказать о многочисленных Рябовых, Рябцевых, Щедриных или Шадриных (от слова «шадровитый», то есть рябой от оспы), Рябининых, Корявиных, получавших фамилии из-за характерных отметин.
Кто знает, какие ещё фамилии мы бы имели сейчас, если бы не самоотверженная попытка императрицы Екатерины II показать пример своему народу и привиться от оспы. Прошло 250 лет, оспа давно побеждена, но все мы должны помнить о маленьком шаге умной и рассудительной женщины, вставшей на путь прогресса и просвещения.

Источники

  1. Димсдейл Т. Нынешний способ прививать оспу, к которому прибавлено несколько опытов учиненных для усмотрения следствий, чтоб лечить подобным же образом и естественную, или природную оспу. Сочинение барона Фомы Димсдаля, ея имп. величества лейбмедика и доктора медицины. Переводил с аглинскаго по 4-му исправленному изданию порутчик Лука Сичкарев. К сему переводу присовокуплены новыя самаго сочинителя прибавления, которых содержание означено после предисловия. — СПб,: При Имп. Акад. наук, 1770, — 277 с.
  2. Записка барона Димсдейла о пребывании его в России. Сборник Русского исторического общества. Т. 2. — СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1868. — 450 с.
  3. Зимин, Игорь Викторович. Врачи двора Его Императорского Величества, или Как лечили царскую семью. Повседневная жизнь Российского императорского двора. — М.: Центрполиграф, 2018. — 895 с. 
  4. Курукин, Игорь Владимирович. Романовы. — М.: Молодая гвардия, 2015. — 510 с. 
  5. Талантов Пётр Валентинович. 0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия. — М.: Издательство АСТ: Corpus, 2019. — 560 с.
Прочитали статью? Поделитесь ею в соцсетях